Spin Edition

Эминем: я родился в Канзас Сити, мой отец оставил нас, когда мне было 5-6 месяцев. Когда мне исполнилось 5, мы переехали в отстойнейшую часть Детройта. Меня часто били, и мы опять вернулись в К.С., а потом опять в Детройт, когда мне было 11. Моя мама не могла вытягивать меня на себе, когда появился младший брат, мы переехали опять в Мичиган, мы останавливались у бабушки или в любой семье, которая пускала нас. Я знаю, моя мать пыталась делать все как можно лучше для меня, создавалось такое впечатление, что мы переезжали каждые 2-3 месяца. Я менял школу по 6 раз за год. Мы были на мели, и мать никогда не работала. Я не пытаюсь вам рассказать мелодраму, типа «О, я был разбит на всю мою жизнь», но люди, которые знают меня, знают, что это правда. Были такие времена, когда мои друзья покупали у меня же мои сраные ботинки. Я был белым хламом, без блеска и очарования, но я ничего не стыжусь.

Вопрос: Большинство твоих друзей были неграми?
Эминем: Когда ты ребенок, ты не замечаешь цвета, и, то что мои друзья — черные, никогда не приходило мне в голову. Это никогда не было проблемой, пока я не стал тинэйджером и не стал пытаться рэповать. Потом я заметил, что эти мазафаки смотрят мне в спину, а некоторые даже говорили друзьям: «Че ты возишься с этим белым пацаном?».

Вопрос: когда тебя втянуло в хип-хоп?
Эминем: первым х-х дерьмом, которое я услышал была песня «Reckless» из саундтрека к Сломанному, мой брат (прим. M@d_eM_Mf в оригинале написано именно брат, а не дядя) дал мне кассету, мне было вроде 9. Школа в которую я ходил, когда был в пятом классе, была посещаемой и белыми, и черными, и все занимались брейком. У них всегда были последние кассеты ЛЛ Кул Джея, Фэт Бойз (прим., ни че, что на русском), и я думал — это было самое лучшее, что я слышал.

Вопрос: Что ты подумал, когда впервые услышал Бисти бойз?
Эминем: это оказало на меня влияние. Потом я решил пытаться делать рэп. Я шатался около места, где дети делали рифмы, и когда я пытался туда попасть. Возникла проблема цвета, я не был того возраста, когда покоряют клубы, это было ужасно. Но все же, я знал, что я мог делать рифму, и смогу преуспеть в миксах и прочем дерьме.

Вопрос: твой сингл My name is играется без перерыва на радио. Ты удивлен, как публика приняла песню?
Эминем: Дело в том, что я некоммерческий рэппер. Мой рынок, мой стиль идут из андеграунда, и если х-х головам это не нравится, я буду повышаться вышеупомянутым. Это как, если вы слушаете песни Ву-танга по радио, не замечая, что они выросли из андеграунда.

Вопрос: То что ты белый повлияло на тебя, как рэппера?
Эминем: Сначала большинство моих концертов были для черной публики, и люди говорили всегда: «Ты обосрался белый пацан», я воспринимал это как комплимент. Потом я повзрослел и начал думать: «Какого хрена?». Никто не спрашивает тебя, хочешь ты родиться или нет, не кому не дано права выбирать цвет кожи. Я работал над собой, чтобы люди не замечали моего цвета кожи, разные мазафаки могут просто сидеть, сложа руки, и думать: «Ну хорошо, че это за дерьмо?». Прошло некоторое время — я cтал уважать мнения. Лучшая вещь, которую я слышал про себя, было на фристайле в Детройте около 5 лет назад, ну так вот, мужик сказал: «Мне насрать зеленый он или оранжевый, но он обосрался!». Никто не имеет права указывать мне, что слушать, что одевать, как говорить; если люди хотят шутить, я приебу их. Я жил этим дерьмом, понимаешь, че я говорю? И, если ты слышишь песню Эминема, то должен уяснить, что это — не счастливая случайность.

Вопрос: Ты когда-то хотел бросить все это?
Эминем: Около 3 лет назад, после рождения Хейли, я стоял в доме на седьмой Милн Роуд, дети проехали мимо меня и, посмотрев на Хейли, сказали: «посмотри на эту белую малышку». Это было белым, то было белым….. Потом я поймал несколько уродов, стучащих в мой дом пятый раз, и подумал: «Бросаю все на хрен, и убираюсь отсюда». В тот день я хотел забросить рэп и купить дом в каких-то трущобах. Я спорил с моей девочкой (прим. Женой, что ли?), «Ты не видишь, они не хотят видеть нас здесь?» Я не писал текста где-то 5-6 месяцев, я собирался все забросить. Но я просто не смог, я собирался опять ходить в клубы. Я приходил домой и пробивал кулаками стену. Так что, теперь, когда вы слышите мои записи, то вы слушайте все то зло и расстройство, что идет из меня.
Вопрос: Ты замечал, что некоторые черные не замечают белых, пытающихся рэповать.
Эминем: Да, я видел люди, которые пропускали меня мимо ушей. Но я не могу говорить о том, что происходит между черными и белыми. Я не думаю, что цвет моей кожи ущемляет меня как человека.

Вопрос: Ты хотел когда-то быть черным?
Эминем: Иногда было время, что думал, какого хрена я не родился черным, я бы не проходил через все это дерьмо. Но я знаю, какие трудности всегда ждут негров, когда они пытаются пробиться в общество. Вообще, музыка универсальна, люди могут слушать то, что они хотят. Я думаю, что рэп — это лучший. Если вы смотрите на мое фото в машине, вы всегда пытаетесь найти станцию, где играет х-х; хип-хоп — это все, что я покупаю, слушаю, люблю и чем я живу.

Вопрос: Что ты думаешь о других фанатах рэпа?
Эминем: Где-то живет ребенок, который живет в хорошем доме, ходит в школу для белых и берет все, что ему приносят на подносе, он живет в фантазиях и мечтах — эму не под силу слушать рэп, что не понятно для меня. Он хочет быть крутым, но он не знает, что такое за и против. Он только привлечен культурой. Он слышит песни про людей, у которых тяжелые времена, и хочет узнать, что это такое.

Вопрос: Будут ли белые дети из трущоб, не имея непосредственного опыта, сближаться с хип-хопом?
Эминем: Ну, смотря, что он преодолеет, если белый ребенок пройдет через все дерьмо, которое перенос я, если он любит музыку или вообще пальцем о палец не ударит? Например, я 16-ти летний белый пацан, который стоит перед зеркалом и строит губки, как Крейзи боун — кто скажет, это исходя из того, что я белый? Я имею право купить его музыку и сделать его богатым — кто скажет, я не имею права рэповать для себя?

Вопрос: Как ты думаешь, может хип-хоп культура открыть всем глаза на мир?
Эминем: Не знаю, мужик. Иногда я думаю, что рэп — это вещь, способная остановить расcизм. Мне понравится, если в один прекрасный день ты можешь прогуливаться и видеть азиата, сидящего на ступеньках, посмотришь через улицу — белого и черного парней, сидящих в своих подъездах, и, наконец, прогуливающегося мексиканца. Если бы это все было правдой, то расизм бы отдалился от нас и мы не заметим этого, но я не думаю, что ты и я увидим это при жизни…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>